vBulletin 3.8.5 & 3.8.6 skins, styles, themes and templates

Вернуться   Форум Украины > Украинский форум > Форум Украины

Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
  #1  
Старый 04.11.2017, 21:07
admin admin вне форума
Administrator
 
Регистрация: 09.10.2012
Сообщений: 1,206
По умолчанию Они писали о Бендерах. Путь в легенду. К 100-летию Октябрьской революции.

Сегодня революционные события столетней давности кажутся нам туманными, безвозвратно-далёкими, навсегда ушедшими в прошлое. Литературные произведения, рассказывающие о том противоречивом времени, одни и те же исторические события начала прошлого века трактуют подчас неоднозначно: иногда это целиком зависит от личностной субъективной точки зрения того или иного автора.

Что ж, в таких случаях говорят: время рассудит. А пока - читайте и судите сами...
Ответить с цитированием
  #2  
Старый 04.11.2017, 21:08
admin admin вне форума
Administrator
 
Регистрация: 09.10.2012
Сообщений: 1,206
По умолчанию

В фондах Бендерской городской библиотеки без труда можно найти книгу 1966 года издания писателя Георгия Гологинкова, которая называется «У Днестра». Это повествование о том, как сто лет назад трудящиеся нашего края, города Бендеры отстаивали зарождающуюся новую жизнь и свои права на лучшую долю под лозунгами свободы и интернациональной солидарности.

Выдающийся член коммунистического движения Болгарии и Бессарабии, Георгий Панайотович Гологинков примкнул к партии социалистов в 1914 году. Спасаясь от полиции, он уехал из Болгарии в Бессарабию. Выполняя важные задания, действовал совместно с бессарабскими революционерами П. Ткаченко, С. Бубновским, М.Кигел, Н. Голуб и др. Позднее, преследуемый сигуранцей, Гологинков перешёл Днестр и вступил в ряды воинов Красной Армии. Принимал участие в Гражданской войне, после окончания которой остался в СССР, и только в 1944 году вернулся на родину в Болгарию.

Вот как Георгий Гологинков описывает события того времени в нашем городе:

«Пассажирский поезд из Галаца, набирая скорость, шёл на восток, к Кишинёву. Там уже всходило солнце, его багровые лучи золотили терявшиеся вдали холмы Бессарабии... Взгляду открывались разморенные тёплым дыханием весны поля, обширные плодовые сады в бело-розовой кипени цветения, бескрайние массивы заботливо обработанных виноградников, простиравшихся до самых берегов стремительного Днестра, тучные пастбища, покрытые молодой травой, да сонные долины, над которыми стлалась лёгкая, прозрачная дымка утреннего тумана.

Паровоз протяжно засвистел и остановился. Бендеры. За зданием вокзала и складами были видны утопающие в свежей зелени домики окраинных улиц этого небольшого бессарабского городка и железнодорожной станции, расположенной у самой границы с новым миром - миром возрождающегося человечества.

На станции царила суматоха. Приехавшие смешались с встречающими, а пёстрая толпа отъезжающих с тяжёлыми чемоданами, корзинами и узлами спешила пробиться к вагонам. Солдаты бестолково метались по перрону, разыскивая свои подразделения; офицеры распоряжались разгрузкой военных эшелонов, которые забили все железнодорожные пути. Выгруженные из вагонов артиллерийские орудия, снаряды, амуницию и боеприпасы перетаскивали на привокзальную площадь и вместе с наспех сформированными обозами, за которыми следовали артиллерийские и пехотные части в полном боевом снаряжении, отправляли к границе. На солдатах, немытых, насквозь пропыленных, вконец измотанных мучительной дорогой, - старые, потрёпанные шинели, стоящие колом от неоднократных обработок в дезинфекционных камерах. Изодранные, порыжевшие ремни, грязные сапоги, мятые, видавшие виды шапки придавали особенно жалкий вид бледным, испуганным лицам рядовых.

В нашем купе какой-то пожилой мужчина в рабочей одежде, со смуглым лицом и седыми волосами, указывая рукой на окно и возбуждённо, на смешанном русско-украинском языке говорил обступившим его крестьянам:
- Здесь, на этой самой станции, полтора года тому назад были высажены французские воинские части. Союзные капиталистические державы вознамерились задушить молодое Советское государство.».

... Также на библиотечной книжной полке нетрудно отыскать и сборник Виктора Макаровича Шевелова, писателя, который в своё время прошёл путь от солдата до офицера, был награждён многими боевыми орденами и медалями.


В предисловии к своей главной книге - сборнику «Те, кого мы любим, - живут», вышедшему в 1967 году в Кишинёве, в издательстве «Картя Молдовеняскэ», он пишет:

«Время, о котором пойдет речь, было нам повивальной бабкой: мы родили смешное и великое, знали взлеты и спады, были достойны любви и презрения. В нас все можно подвергнуть сомнению, как и все утвердить. Но одно кристально чисто - все мы, удостоенные разных чинов и рангов, были рядовыми бойцами в битве за жизнь..».

В сборник вошла повесть «Бендерская быль»:

«.По-своему красив, особенно в вечернюю пору, приютившийся на правом обрывистом берегу Днестра небольшой южный городок Бендеры. Стражем возвышается над ним древняя турецкая крепость, опоясанная глубоким рвом. Время изъело её старые стены. На осевшие башни карабкается буйно разросшаяся лебеда, дерзко выглядывая из некогда грозных бойниц. Акации, липы и клены полонят улицы, укрывают прохладной сенью, сады льют пьянящий аромат зреющих слив и яблок. Но в тот год даже щедрая природа, разметавшая повсюду зелень своих кудрей, не смогла принарядить его: город оскудел, осунулся, как спившийся человек.

Внезапно Бендеры всплыли на арену событий мирового порядка. Слава о городке, прежде никому не известном, перешагнула границы молдавской земли. Горожанам, привыкшим к простору и сонной тишине, вдруг стало неуютно и тесно в своих заштатных Бендерах. По улочкам, переулкам, в скверах, у корчмы, у чадных закусочных, на базаре, у еврейских лавчонок - везде появились скопища пьяного разношерстного люда. В воздухе висит разноязычная брань, сквернословие. На каждом углу, повороте - солдатня в мундирах русской, английской, румынской, французской армий.

Сюда из-за Днестра, как мутные ручьи в половодье, стекались разбитые и потрепанные части белогвардейщины, осколки российской и украинской знати, торговый люд, проститутки, всякая кабацкая заваль. В крохотном, вросшем чуть ли не по самые окна в землю вокзальчике, на привокзальной площади, вдоль железнодорожного полотна, на прилегающих улицах кишат люди, громоздятся ворохи домашнего скарба, узлов, мешков, ржавого железа, разбитых ящиков, амуниции. Отовсюду разит сивушным духом, тяжелым запахом немытых тел. Город похож на развороченное, изрытое поле. Из-за крепостного вала доносятся то разухабистые песни, то беспорядочная стрельба и истошные крики. В крепости разместилась сигуранца. Холодное подземелье вполне годилось под застенки...».
Ответить с цитированием
  #3  
Старый 04.11.2017, 21:08
admin admin вне форума
Administrator
 
Регистрация: 09.10.2012
Сообщений: 1,206
По умолчанию

Небезынтересной для читателей - бендерчан будет повесть «Молдавская рапсодия» писателя и переводчика Виктора Григорьевича Финка, вошедшая в его авторский сборник 1973 года издания.

Родившись в 1888 году в интеллигентной одесской семье, Финк с 1909 года учился в Париже, где его и застала мировая война. В. Финк ушёл волонтёром во

французскую армию и был записан в иностранный легион. Незадолго до революции он вернулся в Россию. Здесь и была написана повесть:

«.А на правом берегу оккупанты продолжали сидеть на раскалённых сковородах и ждать неприятностей. От них смердело страхом.

Но в 1918 году, после того, как они промучились столько месяцев в судорогах страха, произошло событие, сразу подействовавшее на них успокоительно: к берегам Одессы подошло несколько кораблей. Они везли ценный заграничный груз: надежду. Груз предназначался для всей контрреволюции России. Он имел облик французских пехотных солдат - как белых, так и чернокожих.

Едва стало известно, что в Одессу привезли французскую пехоту, туда немедленно понеслись мольбы румынских генералов. Они сообщали французским братьям по оружию, что в городе Бендеры, в железнодорожных мастерских, все рабочие - большевики, все до одного, к тому же самые опасные большевики на свете, и работает их там две тысячи человек. А румынских солдат в Бендерах не больше двух тысяч, то есть, в конце концов, не больше одного солдата на каждого большевика! Представляют ли себе господа французские генералы, какие опасности для цивилизации таит такое плачевное соотношение сил?..

Французы были великодушны, они направили в Бен-деры два полка пехоты...».

А вот как о том времени в литературно-художественном журнале «Октябрь» за 1993 год пишет наш земляк, писатель с мировым именем, переведённый на многие языки, Юлиу Эдлис, в своей автобиографической повести «Сия пустынная страна», полностью посвящённой г. Бендеры первой половины прошлого века:

«.Кроме всего прочего, тётя Даша дважды спасала дедушку от смерти. В первый раз - от рук большевиков, второй - от румын.

Дело в том, что дедушку дважды приговаривали к расстрелу: сперва большевики, потом румыны. И что особенно наводит на размышления - оба раза за одно и то же, а именно за то, что он был полковник старой русской армии.

В конце семнадцатого года, когда румыно-черно-морско-одесский фронт окончательно развалился и дед, спасаясь от ошалевших от неожиданной яростной вольницы солдат и матросов, бежал за Днестр, где его в страхе дожидалась бабушка с двумя малолетними детьми, - в Бессарабии ненадолго установилась советская власть, и лютовала, согласно марксову учению, классовая борьба, показавшая себя повальным революционным террором. Естественно, что одной из первых и не вызывающих сомнения жертв он избрал себе полковника царской службы.

И тут-то власть, которую осуществлял в городе тёти Дашин матрос, арестовала деда и, не мешкая, приговорила его к расстрелу. К суженому-то она и бросилась той же роковой ночью. Так тётя Даша спасла в первый раз деда от расстрела.

Второй не заставил себя ждать.

Не прошло и месяца или чуть более, как власть переменилась, и на смену большевикам в город вошли румыны. Деда опять арестовали и, не долго раздумывая - на этот раз во имя торжества иной, прямо противоположной, но, разумеется, не менее святой справедливости, - приговорили к расстрелу опять же в качестве русского полковника, на сей раз вызывающего подозрения по причине того, что он почему-то не был расстрелян большевиками.

Это может показаться почти невероятным, но деда поместили в ту же камеру городской тюрьмы, в которой он ожидал первого своего расстрела и из зарешечённого оконца которой хорошо и близко был виден противоположный, русский - точнее говоря, уже безвозвратно советский, - берег Днестра.».

О. ПЕТРОВА, М. ГОНЧАРОВА, сотрудники Центральной городской библиотеки.

(Продолжение следует).
Ответить с цитированием
Ответ

Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


All times are GMT. The time now is 12:39 PM.


Powered by vBulletin® Version 3.8.6
Copyright ©2000 - 2010, Jelsoft Enterprises Ltd.

Статистика: